«Тихий Дон» и старая хронология


Некоторых раздражает, как я заметил, что термин НХ используется по отношению не к одним только книгам известных авторитетов этого направления. Как ни странны претензии на эти два немудреных понятия, с этим приходится считаться.

Решено. Отныне реконструированную хронологию буду называть «старой». Старая Хронология, или СХ. Оно и точнее будет.
 
 
Роман «Тихий Дон» интересен тем, что был опубликован минуя царскую цензуру. В нем проскальзывает кое-какая интересующая нас информация по теме "долгожителей", поднятая еще в "Бородино-1867".
 
 
Тихий Дон, постер к фильму
 
 
Если верить "Новой газете", в ранних редакциях «Тихого Дона» была одна загадочная фраза, которую в поздних изданиях не найти.
А именно, о прошлом деда Гришаки (отец Мирона Григорьевича Коршунова) сказано:
«участвовал в Отечественной 1812 года войне».
Прочитать об этом можно тут:
http://2003.novayagazeta.ru/nomer/2003/44n/n44n-s26.shtml
 
Дед Гришака впервые появляется уже в самом начале романа, то есть около 1912 г. Его возраст автором определяется так:
«Дед Гришака топтал землю шестьдесят девять лет».
Дедушка сохранил зубы в целости, но имел слабое здоровье. Своей внучке Наталье он признается:
 
«Жду смертыньку, как дорогого гостя. Пора уж… и пожил, и царям послужил, и водки попил на своем веку, – добавлял он, улыбаясь белозубым ртом и дрожа морщинками глаз».
Позднее, уже после революции, Григорий Мелехов обращает внимание на полный зубов рот деда. То есть, возраст деда Гришаки примерно соответствует заявленному.
 
Этот дед Гришака встречается с дедом Григория Мелехова, старым казаком Максимом Богатыревым. (Сцена свадьбы его внучки Натальи и Григория).
 
Максим Богатырев соответствует своей фамилии: широкий в плечах, заросший по уши клочьями волос и бороды, с гулким голосом и пастью вместо рта. Настоящий богатырь, только в возрасте и, как несколько раз указано, в отличие от деда Гришаки, полностью беззубый.
 
Вспоминают службу. Дед Гришака рассказывает, как дрался с янычарами. При том что корпус янычар был официально упразднён указом султана Махмуда II в 1826 году, задолго до рождения деда Гришаки, участника Турецкой войны 1877 г.
 
Еще один интересный эпизод: 
Пьяненький дед Гришака обнимал ширококостную спину соседа по лавке, брунжал по-комариному ему в ухо:
– Какого года присяги?
Сосед его, каршеватый, вроде дуба-перестарка, старик, гудел, отмахиваясь рукой:
– Тридцать девятого, сынок.
– Какого? Ась? – Дед Гришака оттопыривал морщинистую раковину уха.
– Тридцать девятого, сказано тебе.
– Чей же будете? Из каких?
– Вахмистр Баклановского полка Максим Богатырев. Сам рожак с хутора… с хутора Красный Яр.
– Родствие Мелеховым?
– Как?
– Родствие, говорю?
– Ага, дедом довожусь.
– Полка-то Баклановского?
Старик потухшими глазами глядел на деда Гришаку, катая по голым деснам непрожеванный кусок, кивал головой.
 
Григорию лет 18-19, Наталье—18. У них, судя по описанию, не слишком старые дедушки. Гуляют на свадьбе, выпивают и шумят.
 
Одному из дедов за 90, другой еще с янычарами сражался...
Время действия первой книги романа—1911 или 1912 год.
 
 
Как обычно, немного вычислений.
1911 минус 69 = 1842 (+-1 год—рождение деда Гришаки).
1839 отнять 19 (19 лет—возраст, когда принимали присягу) = 1820 г. (год рождения деда Максима).

 


Подробная информация обследование технического состояния зданий и сооружений цена тут.





Другие Загадки XIX века:

10.04.2015
top




Рубрики